erunduchok: (шляпа)
"Тебе хорошооо, у тебя сестраааа ..." - ныла Олька, волочась за мнои по лестнице вниз - мы жили в соседних квартирах.

Она всегда так ныла, когда мы шли в школу.
Ольку перед школой её мама упичкивала завтраком до такой степени, что у малохольной Ольки закрывались глаза, и было трудно дышать.
Она была последненькая в семье, до нее с большим разрывом по возрасту ещё три девочки, все высокие, крупные, громкие, в родителей, только Олька - заморыш- лягушонок. Так что в плане наличия сестры она тоже была не обижена. Смысл ее нытья заключался в том, что меня в школу отправляла не мама, а старшая сестра: оглядывала через очки ироническим взглядом, привычно и не обидно дергала за косичку и давала согнутои коленкой " поджопник" по направлению к двери как сестринское напутствие вести себя примерно и быть хорошей девочкой. Сестра меня любила, но мою хорошую успеваемость в школе воспринимала с негативным недоумением, как врожденный порок.Read more... )
erunduchok: (Default)

Я обратила на неё внимание, как только мы переехали в этот городок в нашу квартиру в многоэтажном доме. Мы следили, как рабочие разгружают наши вещи, а она как раз выходила из подъезда – голливудская звезда, не больше не меньше. Это в нашем-то замызганном районе!
 <lj-cut>
Она лучезарно улыбнулась нам и представилась – Лора, ваша соседка, добро пожаловать! Поздравила нас с новосельем, ещё раз улыбнулась, очаровав нас окончательно, села в свой синий Пежо и уехала, а мы остались, не успев стереть ответных улыбок с лиц. Рабочие выстроились у грузовика и замерли,  завороженно уставившись ей вслед.  Я опомнилась первой, чувствительно ущипнула мужа за бок и прошипела – и не мечтай даже! Он обиженно забубнил   в ответ. Это моя старая игра. Лет семь назад мой супруг слегка нагрешил. Я нечаянно наткнулась на его невинную переписку с какой-то фефочкой по скайпу. Я нарушила принцип» не суди – и не судим будешь» и изрядно поразвлекалась, выудив из этой ситуации всё что только можно: заставила мужа прочувствовать свою ужасную передо мной вину, поскорбеть над моим раненым сердцем, ужаснуться моёму пошатнувшееся к его верности доверию и т.д. и т.п. Оказалось, что у мужа совершенно отсутствует чувства юмора. Он виновато и скорбно выслушал все мои упрёки и причитания  и с тех пор шарахался как от чумы от моих в шутку кокетничающих с ним подружек и испуганно замолкал, если в разговоре случайно упоминал имя какой-нибудь своей сослуживицы. Меня это страшно умиляло, и игра вошла в привычку – было бы просто нарушением правил не ущипнуть его в этой ситуации.

Лора жила несколькими этажами над нами с мужем  Юрой и 15 летней дочерью, работала в клубе пенсионеров. Муж, худой молчаливый парень с хмурой улыбкой, работал водителем грузовика, после работы курил на балконе или выгуливал Грега, их чёрного дога. Дочь подросточек, ничем не похожая на родителей, небрежно одетая и прыщавая, гуляла со стайкой подружек вечерами по району: короткая юбка на толстых ногах, никакой косметики, дешёвая сигарета в зубах. Девочка эта раз в месяц оббегала все квартиры в подъезде, собирая деньги за свет и уборку. Однажды  у меня не оказалось наличных, и на следующий день я сама занесла им деньги. Дома была одна Лора. Пригласила меня войти,  слово за слово – разговорились. Мне захотелось осмотреть квартиру, в нашем доме все квартиры разные, все что-то перестраивают и переделывают. Квартирка оказалась очень скромной, скудно обставленной – Лора объяснила, что они её снимают пока не купят собственную, так что вкладывать в неё  деньги не стоит. Зато спальня меня поразила. Невероятного размера гардероб, а открытых дверцах навешаны наряды : чёрный кожаный комбинезон а-ля Майкл Джексон, ажурный тончайший белый сарафан воланами, узкое вечернее  платье со стразами, длинная юбка с разрезом. На трюмо – груды коробочек, баночек, флакончиков, наборов теней и румян, в стаканчиках и вазочках – кисточки, щёточки всех видов и мастей, такого не увидишь даже в театральной гримёрной.

-Женщина должна следить за собой, - поймала мой взгляд Лора, и я горячо с ней согласилась. Ухоженная женщина уже красива. Я стыдливо бросила взгляд на свои ободранные ногти. Не следить за собой – это просто лень и отсутствие самоуважения. 

Саму Лору я никогда не видела ненакрашенной, без укладки, в удобных шлёпанцах. Даже выгулять собаку во двор всегда выходило само совершентво, небожительница: открытое платье обтягивает тоненькую элегантную фигурку, босоножки на умопомрачительных шпильках делают ножки ещё длиннее, тяжёлые висячие серьги подчёркивают хрупкое изящество шеи, обрамлённой каре блестящих чёрных волос. Умелым сочетанием мейк-апа и румян выделены высокие скулы, огромные синие глаза с пушистыми кукольными ресницами тщательно подведены. Одно слово - Красавица! И при этом милая, живая, доброжелательная. Нежный голосок, светлая улыбка. Старички- ветераны её обожали, звали наша Лорочка – и не только они. Казалось, не было человека в нашем городке, кто не любил бы Лору или по крайней мере не обратил бы на неё внимание. Если нужно объяснить кому –то, где мы теперь живём, то лучше всего сказать – в доме где Лорочка, и все сразу закивают. Если в суперфарме, в отделе косметики, видишь стайку оживленно щебечущих  продавщиц –значит все они собрались вокруг Лоры, суют ей в руки бесплатные пробнички кремов и духов. Если  в магазине Лора с  милой   беспомощностью оглядывается в поисках тележки , то тут-же какой-нибудь доброволец  радостно катит тележку ей навстречу, а потом везёт наполненную продуктами  к её машине. Лора семенит сзади, стуча каблучками, как маленькая хрупкая лань. А вечером в клубе, когда она перепархивает лёгкой бабочкой от одного старичка к другому  и для каждого находит доброе слово и улыбку, вся атмосфера, кажется, пропитана одним чувством – ну что за прелеть наша красавица Лорочка.

Её жизнь выглядит сплошным праздником, карнавалом, и на этом праздничном карнавале она исполняет главную роль. Встретив её на улице, одетую как с картинки, причесанную как с картинки, нельзя   поверить, что она просто идёт в магазин, или на родительское собрание в школу, или на работу со стариками. В таком виде нужно идти на кинофестиваль на вручение главной премии, на свадьбу, на подиум.

Однажды в дешёвеньком магазине распродажи одежды по сниженным ценам мне бросился в глаза чёрный кожаный комбенизон с молниями, что так шикарно смотрелся на Лоле. Я подошла взглянуть: лакированная клеёнка с аляповатыми нашивками и прибамбасами выглядела детским маскарадным костюмом и стоила копейки, но никто не сооблазнялся и на 70% скидки.   Как она только дышит в нём в такую жару, – ужаснулась я.

Следующий год был тяжёлым во всём мире, экономический кризис. Юрин тяжёлый трейлер перестал парковаться на пустыре возле нашего дома, шум двигателя и лязг прицепа уже не будили соседей в половине четвёртого утра, – Юру уволили. Он по прежнему курил вечерами на балконе и гулял , опустив плечи, с Грегом, но стал ещё молчаливей, а улыбка совсем погасла. Если раньше мы, собачники, прогуливая своих питомцев, всегла обменивались парой фраз и перекидывались шутками, то сейчас при встрече Юра только кивал головой и отворачивался, плечи его опускались всё ниже. Девочка их перестала забегать к соседям за взносами за свет, оказалось что она учится теперь в какой-то закрытой школе и живёт там же. Я спросила у сына,что это за школа , но тот только огрызнулся, что любая школа лучше чем дома. Я страшно обиделась: что ты имеешь в виду, тебе плохо дома? Сын удивился : да причём тут я? Это Майке лучше.

Тут пришла моя очередь удивляться. Откуда мой нелюдимый сын, который кроме своего компьютера ничего в упор не видит, знает как зовут девочку и где она учится ?

-Да она заходит иногда сигарету стрельнуть, – неохотно объяснил сын, -вот и курим иногда вместе, когда её мамулечка достанет.

Я не стала больше расспрашивать, мне стало неприятно, что у таких милых людей не всё, оказывается, хорошо. Но ведь дочери-подростки всегда проблема, правда?

Юра исчез из дома насовсем. Он приходил иногда, сторонясь соседей и ещё глубже втянув голову в плечи, и выходил вскоре, ведя на поводке Грега. Медленно-медленно, по-стариковски волоча ноги, делал он привычный прогулочный круг, потом ещё один, и ещё один. Однажды поздно вечером я видела его в парке – поджав ноги в тяжёлых ботинках, он спал на голой скамейке, а рядом сидел Грег.

 Несколько раз я видела, как Юра подходил к синему Пежо на стоянке и ждал рядом. Из квартиры выпархивала нарядная, как птичка колибри, оживлённая  Лора, и они вместе уезжали , наверное, навестить Майю.

-Жаль что соседи разошлись , красивая была пара ,- сказал как-то за обедом муж

-Давно пора, – буркнул сын

Я пожала плечами. Кто что может знать. Может быть ещё помирятся, в жизни всякое бывает.

Прошёл год.

Юра приходил всё реже. Он очень изменился : подстригся под машинку, заметно постарел и сгорбился, худоба его стала какой-то даже болезненной. Но , похоже, работу он наконец нашёл, потому что днём уже не скитался с собакой вокруг дома и не спал на скамейке в парке. Может быть , даже нашёл хорошую добрую женщину, которая о нём заботилась, дай-то Бог.

Лорочка внешне не изменилась совсем.  Вздёрнутая головка с лакированной стрижкой, идеальная косметика в любую жару, тоненькие бретельки топика на прямых загорелых плечиках, микроскопическая юбочка, стройные ножки – просто кукла Барби! Садится в свой Пежо, включает на полную громкость музыку  и уезжает по своим праздничным делам, ибо какие могут быть быт и рутина у такой женщины.

На дверях подъезда появилось объявление : сдаётся квартира. Их квартира. Пересдают до срока, нечем платить аренду. На этом этапе объявилась ещё одна женщина: некрасивая, грузная, чернявая, ещё не старая – мама Лоры. Деловито выгрузила чемоданы и сумки из Пежо, твёрдом походкой прошла за Лолой в квартиру и хлопнула дверью. Теперь уже Лора целыми вечерами курила на балконе, но объявление о пересдаче исчезло.

Откуда я знаю всю эту историю? Мои кухонные окна выходят прямо на стоянку, и я тоже потеряла работу в том же году, а что ещё делать безработной стареющей женщине как ни готовить целыми днями , стоя у кухонного окна. И я вижу как уезжает и приезжает вечерами синий Пежо, уже потрёпанный, старенький, как из открытой дверцы появляются сначала изящные ножки на высоченных каблуках, а потом выходит сама моя любимица Лорочка, румянец  на скулах всё ярче, платье всё экстравагантней, тени от синих ресниц всё длиннее. Бывает что  её провожает мужчина, то один, то другой. Лорочка со всеми мила и приветлива, подаёт на прощанье узкую ладонь, желает спокойной ночи и поднимается одна по лестнице, тоненькие каблучки цок-цок, улыбка на лице даже если лестница пуста , но стук каблучков печален. По дороге зашла ко мне за деньгами за подъезд. Я усадила её на диван, что в дверях-то стоять пока я кошелёк найду, она устало присела – ноги болят. Под загаром просвечивают набрякшие синие вены, напедикюренные пальчики крошечных ножек скрючены , изуродованы узкими туфлями, из выреза платья торчат худые ключицы. Вблизи заметно, как розовыми комочками скатались тени, которыми замазаны круги под глазами. Но всё равно для своих  40 с небольшим Лорочка выглядит чудесно.

Она ведь хорошая, Лора. Она только хочет быть всеми любимой , только устала от безденежья и безнадёги, только задохнулась в нашем маленьком городке, из которого нет сил вырваться. Она только родилась не в той семье, только вышла не за того мужчину, только обманулась в своих мечтах, только хотела большего.  А кто нет?
</lj-cut>


Profile

erunduchok: (Default)
erunduchok

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 03:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios